Эльзара Ислямова, директор канала ATR: У федеральных властей к нам нет претензий. Источник проблем в Крыму.

Опубликовано: 04.09.2018

Для крымского медиахолдинга ATR и, в частности для крымскотатарского одноименного канала, 1 апреля стал отнюдь не "днем смеха", а точкой отчета, с которой активы холдинга приостановили свою работу до неопределенного времени. Официальной причиной, по которой коллективу национального СМИ пришлось прекратить свою работу, стала невозможность пройти перерегистрацию в соответствии с российским законодательством. Владелец холдинга и руководство канала открыто заявляют о том, что настоящей причиной сложившейся ситуации является не ошибка в процедуре перерегистрации, а нежелание власти полуострова работать с "неудобными" им СМИ. ЖурДом пообщался с генеральным директором крымскотатарского телеканала ATR Эльзарой Ислямовой и выяснил есть ли разница в работе при украинской и российской власти, что будет с коллективом ATR в случае закрытия канала, и кто в России поддерживает крымское телевидение.

Во время скандала с прекращением вещания канала ATR в Крыму Петр Порошенко предложил вашему каналу осуществлять вещание на Украине. Вы рассматривали его предложение?

Задача №1 для нас – зарегистрироваться в Роскомнадзоре и продолжить работу в Крыму. Мы убеждены в том, что крымскотатарский телеканал должен оставаться со своим народом. Поэтому мы, как и прежде, добиваемся получения документов, необходимых для осуществления вещания с территории полуострова согласно российскому законодательству.

Что касается предложения руководства Украины, то мы не исключаем и эту возможность. Тем более, что у нас по-прежнему имеется действующая украинская лицензия, которая позволяет нам вещать на весь мир со спутника. Но это будет нами рассматриваться, как крайний случай, если нам все-таки не дадут остаться в Крыму. Повторюсь, нам все же хотелось бы вещать из Крыма, оставаясь вместе со своим народом.

Вам было комфортно работать во времена, когда Крым еще был Украиной? 

Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что ATR никогда не был комфортным для власти, и украинская власть и ее представители в Крыму, многие из которых «перекрасились» сегодня в цвета российского флага, не исключение. Объясняется это тем, что наш телеканал никогда не уходил от острых социальных и политических тем, волнующих общество, и всегда рассказывал о проблемах, с которыми сталкиваются простые люди. Поэтому украинскую власть ATR критиковал точно так же, как и российскую, если она этого заслуживала. При этом телеканал всегда стремился работать по общепринятым журналистским стандартам – давал разные точки зрения на ту или иную проблему, соблюдал баланс мнений. Тем не менее, власть – что раньше украинская, что теперь российская – считала и считает, что мы, якобы, как-то не так освещаем крымские события в своих выпусках новостей. Как следствие – ATR сталкивался с давлением, которое проявлялось в различных формах, начиная с отказов в предоставлении эфирных частот и заканчивая обысками. Но до такого, чтобы вовсе прекратить вещание телеканала, украинская власть, конечно же, не додумывалась.

Как осуществлялась работа холдинга во время проведения референдума и после вхождения Крыма в состав России?

Незадолго до проведения референдума мы начали в эфире ATR телемарафон, в рамках которого наши телеведущие беседовали в прямом эфире с лидерами общественного мнения, известными украинскими и российскими экспертами, журналистами, политиками и политологами. Конечно же, мы отражали в эфире весь спектр точек зрения – как «за», так и «против» референдума о присоединении Крыма к России. Более того, с учетом большой значимости происходивших тогда событий, телеканал изменил свою сетку вещания, отказавшись на время от ряда развлекательных программ в пользу информационных. Так получилось, что именно ATR тогда стал для всего мира основным источником информации о том, что на самом деле происходило в Крыму. Нашу «картинку» ретранслировали ведущие телеканалы России, Украины и других стран – от «Дождя», НТВ, Россия 24 и «Рейтерса» до «Аль-Джазиры». Возможно, этот факт тоже породил некое недовольство в тех политиках, которые сейчас при власти в Крыму.

В чем именно заключалось их недовольство? 

Их, видимо, не успокоило то, что к прежнему формату вещания мы вернулись сразу после принятия закона о вхождении Крыма в состав Российской Федерации. И с той поры приоритетом в вещании у нас стали культурологические, исторические и развлекательные программы.

И все же вы уверены в том, что на холдинг намеренно создается давление со стороны власти и все последние злоключения канала напрямую связаны с этим? 

Мы предполагаем, что источник всех наших проблем кроется здесь, в Крыму. По крайней мере, логика событий с телеканалом ATR подсказывает нам, что у федеральных властей к нам нет особых претензий. Если просмотреть публикации в СМИ, то можно легко заметить, что весь негатив по отношению к ATR шел отсюда, от действующего руководства Крыма.

На какой стадии на данный момент находится решение вопроса вещания активов ATR в Крыму?

В конце марта мы в очередной раз направили документы в Роскомнадзор и ожидаем решения по нашим заявкам на регистрацию всех СМИ, входящих в наш медиахолдинг. Месячный срок пока не истек.

Какие варианты, выходы из ситуации есть на данный момент у холдинга и канала в том числе? 

Мы изучаем все законные возможности для продолжения работы телеканала. В частности, рассматриваются варианты вещания в интернете, работы как студия-продакшн. Но мы, конечно же, надеемся, что здравый смысл восторжествует, и Роскомнадзор зарегистрирует все СМИ, входящие в наш медиахолдинг, после чего мы продолжим вещание и вновь сможем радовать наших телезрителей и радиослушателей.

Лилия Буджурова говорила, что с ней связывалась Элла Памфилова. Каково продолжение общения с ней? 

Это не совсем так. Лиля Буджурова говорила, что с телеканалом связывались из аппарата Эллы Памфиловой и попросили переслать им всю нашу переписку с Роскомнадзором. Это произошло после нашего обращения к омбудсмену. Мы обращались к российскому Уполномоченному по правам человека дважды. В первый раз мы сделали это, когда Роскомнадзор решил выставить на конкурс частоты, принадлежащие одной из наших радиостанций – русскоязычной радиостанции «Лидер», которая до сих пор не прошла регистрацию в качестве СМИ. Надо отдать должное Элле Памфиловой – она тогда быстро откликнулась на наше обращение и попыталась добиться отмены или, по крайней мере, отсрочки проведения конкурса. К сожалению, это не помогло, и радиостанция «Лидер», как и многие другие радиокомпании Крыма, в итоге лишилась своих частот.

К кому еще из официальных лиц вы обращались? 

Когда возникла угроза прекращения вещания ATR, мы вновь обратились к Уполномоченному по правам человека с просьбой повлиять на сложившуюся ситуацию. Так же, как и к председателю Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаилу  Федотову, который очень быстро отреагировал на нашу просьбу. Аналогичные обращения были направлены также на имя Президента РФ Владимира Путина и руководителей Крыма. Однако наш голос в итоге так и не был услышан.

Кто более всех выражает поддержку?

Главный наш защитник и адвокат – это наши верные телезрители. Именно к ним мы апеллировали в первую очередь. Незадолго до прекращения вещания мы организовали телемарафон под названием «Не убивайте ATR!», в котором мог принять участие каждый неравнодушный к проблеме телеканала человек. Кроме того, в последний день вещания мы устроили для своих телезрителей день открытых дверей. Люди приходили к нам с цветами, подарками, многие не могли сдержать своих чувств и плакали.

Наши телезрители направили тысячи писем и обращений, подписали множество петиций на имя руководителей самых разных уровней. Но все это, к сожалению, было тщетно. К голосу целого народа так никто и не прислушался.

Если канал прекратит вещание в Крыму, какова будет дальнейшая судьба творческого коллектива?

Мы делаем все для того, чтобы сохранить наш коллектив, который считаем главной ценностью медиахолдинга. В настоящее время часть творческих сотрудников ATR переориентирована на создание документальных фильмов, кто-то задействован в озвучке фильмов и мультфильмов на крымскотатарском языке, кто-то снимает новые выпуски программ, что называется «в стол» – в надежде на то, что они все-таки выйдут в эфир, когда мы возобновим вещание. В любом случае, мы не привыкли разбрасываться людьми.

В последнем эфире длительного марафона на канале ATR Ленур Ислямов довольно жестко провел «национальную грань» между русскими и крымскими татарами.  Его цитата: «Мы тоже имеем право на эту землю, как и те люди, которые сюда пришли и утверждают, что на этой земле сейчас полные хозяева. Мы – хозяева на этой земле и мы должны быть дальше хозяевами. Если мы сделали один единственный маленький телеканал, его теперь нужно у нас забрать? Что это за великий русский народ, что у маленького крымскотатарского народа, который по последний переписи  сделали около 200 000 ...". Как бы Вы прокомментировали его слова?

Это не Ленур Ислямов провел «национальную грань», он лишь прокомментировал действия местной власти, заставляющие сделать именно такой вывод. Очень горький вывод, но он лежит на поверхности. С одной стороны, заявления о необходимости проведения референдума, как единственного механизма защиты прав русского населения Крыма, радость по поводу долгожданного воссоединения русских с родиной, реальное увеличение доли изучения русского языка в школах за счет сокращения украинского и крымскотатарского (кстати, также имеющих статус государственных в республике) языков. С другой, уничтожение единственных не только в Крыму и России, но и во всем мире  телеканалов и радио, вещающих на крымскотатарском языке.

В Крыму есть свой союз журналистов – организация, которая по своей сути является посредником в диалогах между властью и СМИ. Поддерживаете ли вы с СЖ Крыма отношения? 

Союз журналистов Крыма, как и все другие организации на полуострове, проходит процесс переформатирования в условиях переходного времени. Сейчас там много новых, даже незнакомых лиц, с которыми у нас еще нет такого тесного контакта, какого бы хотелось. Возможно, потому что СЖ Крыма пока хоть как-то заметно не проявил себя в защите интересов местных СМИ. К примеру, он никак не отреагировал на потерю радиочастот шести местных радиокомпаний (пять из которых не имеет отношения к нашему холдингу), которым были созданы технически невыполнимые условия для участия в конкурсе, объявленном Роскомнадзором. И не выразил никакой позиции по поводу ситуации с телеканалом ATR.

Вопросы задавала Оксана Солодовникова

Источник фото -  http://glavcom.ua

rss